Пол Саймон выбирает инструмент

Jeffrey Pepper Rodgers, © Acoustic Guitar Magazine, #19, July/August 1993.

Пол Саймон выступает с акустическими гитарами "Yamaha", сделанными по заказу. У них не слишком крупные корпуса, а их грифы он считает "весьма удобными". Эти гитары попали к нему с уже готовыми звукоснимателями и устройствами регулировки громкости и тембра, но он добавил встроенные микрофоны для усиления звука. "Я всегда стараюсь найти пути к улучшению, — говорит он о своих настройках, — способы, к которым прибегает каждый, кто играет на акустической гитаре с усилителем, пытаясь как-то передать это очень милое акустическое звучание."

Его любимая акустическая гитара — "Gurian". "Вообще говоря, эта гитара должна бы быть той, в которую я встраиваю микрофоны, чтобы играть на сцене, — говорит он. — Но с этой гитарой я записываюсь, так что я не собираюсь с ней развлекаться, потому что не хочу допускать ни малейшей возможности изменения звука."

У Саймона есть и 12-струнная гитара, но он больше не играет на ней, потому что предпочитает играть на шестиструнной и накладывать звучание высоких струн уже в студии. Он имеет несколько гитар "Martin" и собирается превратить их в высокострунные, хотя и добавляет, что "любая маленькая, легкая гитара будет хороша в качестве высокострунной и будет давать вам тонкий, нежный звук".

Его коллекция гитар включает также несколько электрических гитар Роджера Садовски, арктоп д'Акисто, д'Анжелико примерно 1952 года и две классические гитары Веласкеса. Одна из гитар Веласкеса "просто чемпион", как он говорит. "Но из-за того, что я беспокоюсь за свою руку, которая сейчас в порядке, хотя легко повреждается, возвращение к этому широкому классическому грифу и тонким нейлоновым струнам вместо стальных струн как раз и заставляет меня нервничать. Пока мне действительно не придется обратиться к нейлону ради чего-то особенного... на самом деле, я думаю, я вернусь к этому нейлону, о чем я, собственно, и говорю. Это вполне хорошая гитара."

Саймон немного колеблется насчет толщины струн, но склоняется к тонким. Он часто пользуется каподастром, иногда в высоких позициях, таких как седьмой лад в последнем концерте с Гарфанкелем. "Это из-за Арти, потому что Арти поет именно так, — говорит Пол. — Обычно мне не хотелось бы играть выше пятого лада. Мне не нравится звук выше пятого лада. Право, мне совсем не нравится звук, получаемый так далеко за третьим ладом. Когда я поднимаюсь до седьмого лада, это довольно высоко, но он хочет петь "Scarborough Fair" именно так."

Иногда Саймон играет на записи перебором, как, к примеру, во время недавней работы с Вилли Нельсоном над записями "Graceland" и "American Tune". Он отращивает длинные ногти и обрабатывает их акриловым лаком примерно раз в месяц, чтобы они оставались крепкими. Выступая, он часто переходит от игры боем (ногтями) к перебору (используя два, три или четыре пальца, в зависимости от песни). "Здесь хитрая штука, — говорит он, — потому что когда вы играете боем, движения вашего запястья становятся намного шире, чем требуется для контроля над пальцами при переборе, да и само запястье находится в несколько отличающемся положении. Так что, значит, когда вы подходите к моменту окончания игры боем, вам нужно перестроиться обратно в положение, требуемое для перебора."

"Нужно ли говорить, что чем больше вы играете, тем легче становится весь этот материал, но когда я пишу, я не исполняю мой репертуар. Я работаю только над тем, что я сочиняю, так что у меня нет обширного опыта исполнения "Mrs. Robinson", уверяю вас," — заключает Саймон.