Old Friends

LP сover 31 kB

Биография

"Bookends. The Simon and Garfunkel Story"

© Patrick Humphries, 1982.

{57} Плавно открываясь величественным образом "старых друзей, сидящих на своей лавочке в парке, словно подпорки для книг", песня выстраивает (не без помощи выразительной аранжировки Джимми Хаскелла) целый ряд живых, поэтичных образов ("звуки города просачиваются сквозь листву", или старики в круглых ботинках, "затерянные в своих пальто"). Песня неотвратимо и безропотно признает: "Как жутко и странно — быть семидесятилетним." Саймон сочувственно и умело изображает усталое своеобразие старости. Это то самое ощущение покорности, смирения, добавляющее песне дополнительную резкость, переходящее в прекрасно звучащие, мелодичные строки: "Было время, и что это было за время..."

В конечном счёте, ты остаёшься со своими воспоминаниями и мутной пожелтевшей фотография того, что было. Такой станет и фотография с обложки, два молодых человека на вершине своего творческого подъема, запечатлённые Ричардом Эйвдоном. Гарфанкель парит над размытым фоном, Саймон же глядит прямо в объектив своими почти прозрачными глазами, словно у звездного ребёнка из "2001" Кубрика. Пройдёт время, и они — уже старики — будут рассматривать эту фотографию и увидят ответный взгляд своей юности. Время, когда они были молоды, а будущее было рядом, лишь протяни руку.

Биография

"The Boy in the Bubble — a Biography of Paul Simon"

© Patrick Humphries, 1988.

Плавно открываясь ярким образом двух стариков, поодиночке сидящих рядом друг с другом "как подпорки для книг", песня развивает (не без помощи замечательной струнной аранжировки Джимми Хаскелла) целый ряд живописных, точных образов (шум города "просачивается" сквозь листву в парк, а старики в круглых ботинках "затеряны" в своих пальто). На фоне оркестрового развития темы "Bookends", прозвучавшей в открывающем альбом соло, песня неотвратимо и безропотно приходит к выводу: "Как жутко и странно — быть семидесятилетним." Мелочь, проницательно подчеркнутая двадцатисемилетним автором — эта странность старости. "Rolling Stones" презрительно ухмылялись: "Как скучно стареть", а нигилисты "The Who" просили о смерти до того, как придёт старость. Саймон признаёт, что и он постареет, но не уверен, как же ему удастся справиться с прибытием на эту конечную станцию. Именно это осознание подводит итог сюиты прекрасным, мелодичным погребальным напевом двух голосов: "Time it was, and what a time it was..."

Саймон заключает, что единственную поддержку слабеющему разуму старика могут оказать воспоминания: любовь, время, успех рано или поздно иссякнут, и лишь память будет делить с тобою долгие дни. В конце концов, все, что тебе останется — полная голова воспоминаний и мутная пожелтевшая фотография того, как это было когда-то. Такой станет и фотография с обложки "Bookends": два молодых человека на вершине своего творческого подъема и успеха пристально смотрят в объектив камеры Ричарда Эйвдона, почти прозрачные, словно звездные дети из "2001: Космическая Одиссея" Кубрика, фильма, который в тот год был на устах у всех завсегдатаев кинотеатров.

Видеоклип

Paul Simon Special (1978)

Вся песня: посмотреть ISDN VivoActive 2.0 или скачать 708 kB.