Homeward Bound

LP cover 51 kB

Биография

Из письма в эхоконференцию alt.music.paul-simon

© Rosie Mitchell, 28.08.2001.

Около 1974 года я училась в Ливерпульском Университете и была редактором отдела искусств студенческой газеты "Guild Gazette". Время от времени я писала статьи или рецензии на концерты. Как-то раз я упомянула, что Пол Саймон написал песню "Homeward Bound", пока ждал поезда на станции Виднес (Widnes). Виднес — промышленный городок рядом с Ливерпулем, не слишком уж привлекательное место. У меня не было и мысли о том, что Пол Саймон когда-либо выступал здесь, и мне казалось, что этому слуху никто не поверит. Более того, сначала я думала написать, что песня была задумана в другом промышленном городке, Ранкорне (Runcorn), где от железнодорожной станции открывался куда более сильный вид на "кинотеатры и фабрики", чем от платформы полудеревенского Виднеса, которая к тому же находится на самом краю города. Но потом я отказалась от Ранкорна: там всё казалось слишком уж очевидным.

Через несколько лет я заметила ссылки на эту историю в нескольких журналах, но не придала этому особого значения. Три года тому назад в одном разговоре в сети я обнаружила, что эта история стала общеизвестной. Затем я узнала, что в Виднесе установлена памятная табличка и что Виктория Кингстон в своей биографии Саймона опровергает эту историю.

Просто поразительно, как иногда из крохотной заметки может вырасти целая легенда. Так или иначе, вина за это ложится на меня.

Биография

"Simon and Garfunkel. The Definitive Biography"

© Victoria Kingston, 1996.

В пятницу Джефф снова привёз Пола на станцию: "Кажется, мы попали туда как раз к приходу поезда, так что я видел, как он сел в вагон. Он направлялся в Халл (Hull), кажется, выступать в клубе Уотерсона. С тех пор и пошли рассказы о том, что "Homeward Bound" была написана на станции Виднес, но это не совсем так. Полагаю, это такая поэтическая вольность. <...> Конечно, он работал над песней, пока жил у меня: она развивалась и вертелась у него в голове. Полагаю, у него уже были какие-то слова, но с мелодией были сложности."

Легенда, связывающая "Homeward Bound" и станцию Виднес, со временем набрала вес. В начале девятостых Джеффа попросили торжественно открыть укреплённую на станции мемориальную табличку, гласившую, что песня была написана именно здесь. <...>

Несомненно, что где бы ни была написана "Homeward Bound", она появилась на основе впечатлений от этих гастролей. Позже Пол рассказал Рою Карру: "Тот, кто видел Виднес, поймёт, сколь отчаяннно я стремился вернуться в Лондон как можно скорее. "Homeward Bound" выросла из этого ощущения." Но он имел в виду не этот конкретный городок, а скорее образ жизни, что становится понятным из слов, сказанных журналу "Hit Parader": "Я скучал по своей девушке и своим друзьям. Это как-то угнетало. Я жил на чемоданах, каждый день прыгал на поезд и спешил на следующую площадку. <...> Я очень тосковал по Лондону." В ещё одном интервью Пол говорит: "Всё это время, проведённое в дороге, я размышлял о том, как один город перетекает в другой и как ты каждый вечер выходишь на сцену, как будто играешь в некую игру."

Интервью

Из журнала SongTalk

© Paul Zollo, 1990.

Саймон: Опять же, от этих песен такое ощущение, что они были, когда ещё не было никакого меня. (Смеётся.) Она была написана в Ливерпуле, когда я путешествовал. Что мне в ней нравится, так это очень чёткие воспоминания о ливерпульской станции, и о ливерпульских улицах, и о клубе, где я играл, и обо мне в возрасте 22 лет. Она как словно стоп-кадр, как фотография тех далёких лет. Это мне в ней нравится, но саму песню я не так уж люблю. Начать с того, что это не настоящее её название, вот одна из основных сложностей. Эта фраза вечно была на устах.

Интервью

"«Playboy» беседует с Полом Саймоном"

Tony Schwartz, © Playboy, 1984.

Пол Саймон: Я помню, мы давали концерт где-то в Германии. Быть в Германии — это само по себе странно, и когда я закончил играть, мне казалось, что я ненавижу "Homeward Bound". А потом я задумался: почему я ее ненавижу? Кажется, все дело в словах. Я посмотрел на них повнимательнее. А потом я вспомнил, где она была написана. Это было в Ливерпуле, и именно на железнодорожной станции. Я как раз подрабатывал в качестве фолк-певца. В те дни быть фолк-певцом означало быть как Боб Дилан. Вам пришлось бы стать поэтом. Именно этого всем хотелось. И мне казалось, что это напрягает. И я хотел вернуться домой, в Лондон, к моей подруге Кэти.

Биография

"Bookends. The Simon and Garfunkel Story"

© Patrick Humphries, 1982.

Заметной новой работой стала песня "Homeward Bound". Это классическая песня, песня о жизни в дороге. Как сказал Томас Вульф: "Ты больше не сможешь вернуться домой." В то время дом Саймона был в Лондоне, у Кэти. Он вернулся туда, но совсем ненадолго. Мы видим начальное разочарование Саймона в выбранной им профессии ("but all my words come back to me in shades of mediocrity") и мольбу о поддержке. Четкие рифмы нагоняют скуку повторяющейся дороги

And each town looks the same to me...
And every stranger's face I see
Reminds me that I long to be
Homeward bound.

Бесконечное единообразие и удушливое сходство изображены как

...a tour of one night stands
My suitcase and guitar in hand
And every stop is neatly planned
For a poet and a one man band.

Это больше, чем просто сага о жизни в дороге; желание вернуться в то место, которое вы зовете "дом", имеет всеобщий характер. Будь вы разъезжий торговец или поэт и музыкант, быть вдали от дома никогда не будет так же приятно, как быть в нем. Даже теперь, когда за дверями зала ждет лимузин, готовый умчать его вдаль, Пол Саймон все еще может петь "Homeward Bound" и может выразить эту сокровенную мысль так, что она будет актуальна. Вот знак величия этой песни, и вот знак величия этого артиста.

Биография

"The Boy in the Bubble — a Biography of Paul Simon"

© Patrick Humphries, 1988.

Используя Лондон как базу, Саймон метался по всей Британии, перебирая струны на вечеринках в северных фолк-клубах. И однажды на платформе станции Виднес, ожидая молочного поезда до Лондона, Пол Саймон начал сочинять "Homeward Bound"; при всей грусти от разлуки с Кэти, при всех терзаниях, что песни вернутся и застанут своего автора "in shades of mediocrity" ("среди сумрачной посредственности"), эта песня остается одной из лучших вех на пути рок-н-ролла. [...]

Эл Стюарт до сих пор хранит добрую память о своем общении с Саймоном в те годы; он видел, как Саймон работает по клубам и учится сценическому мастерству и умению работать с аудиторией. Стюарт помнит и то, как в начале 1965 года Саймон оттачивал вдохновленную станцией Виднес песню: "Я был в соседней комнате той квартиры, где он доделывал "Homeward Bound". Ему потребовалось на это три часа. Вскоре после того он сыграл мне "Richard Cory", и я сказал ему, что это было как раз то, что надо — в отличие от "Homeward Bound" !"

Биография

"Simon and Garfunkel"

© Robert Matthew-Walker, 1984.

О варианте из альбома "Sounds of Silence" (1966):

Вторую сторону открывает "Homeward Bound". Это верно по крайней мере для английских меломанов (песня не вошла в первоначальный американский вариант). Это один из первых успехов дуэта, очень хорошая песня. С тех пор, как Саймон признал, что песня была написана им как-то вечером на железнодорожной станции Виднес в ожидании поезда на Лондон, этот факт постоянно подчеркивался. Но таково уж воздействие свойственного композитору подлинного чувства всеобщности, что север Англии вдохновил его на одну из лучших песен о тоске по дому. И кроме того, нельзя не поверить описанному, потому что притом что певец глубоко взволнован уязвимостью и одиночеством своего положения, в песне не слышно этой рыдающей тоски, этих сентиментальных уловок, которые своей эмоциональностью и, более того, слезливостью отталкивают от большинства других песен на эту же тему.

Зная события, которыми сопровождалось появление песни, мы вправе ожидать спокойную аранжировку для двух голосов, гитары Саймона и, возможно, акустической бас-гитары. То, что мы слышим, способно разочаровать любого. Сопровождение недостойно материала: фортепьяно, совершенно неуместное рядом с музыкой или стихами, затушевывает суть песни, а неживой ударник, позабывший о нежной эмоции, которую выражают певцы, чересчур грубо вышибает и-РАЗ-и-ДВА, словно прорываясь сквозь естественное звучание. Это привносит сторонние ощущения, своего рода раздражение, столь чуждое духу этой песни. Как случилось, что великолепное и неповторимое произведение получило именно такую обработку, нельзя объяснить языком искусства. Бросая взгляд в прошлое, звукозаписывающая компания могла бы заявить, что раз уж песня добилась такого успеха, то детали не имеют значения, и как бы то ни было, все удалось, а успех сам по себе является оправданием. Но любой, даже слушающий эту запись вполуха, должен быть совсем лишенным слуха, чтобы не признать, что успех мог бы без труда быть на порядок большим, если бы песня получила действительный шанс быть самой собой.

О варианте из альбома "Live Rhymin'" (1973):

Следующая затем песня "Homeward Bound" — дань этим корням, еще одно изумительное, воздушное исполнение. Ее стоило издать, потому что она добавляет нечто такое, что, казалось, было разрушено первоначальной записью.

Видеоклип

Телепередача (1965)

Посмотреть ISDN VivoActive 2.0 или скачать 1006 kB.

Видеоклип

Smothers Brothers Show (1968)

Посмотреть ISDN VivoActive 2.0 или скачать 1011 kB.

Видеоклип

Songs of America (1969)

Припев и третий куплет: посмотреть ISDN VivoActive 2.0 или скачать 514 kB.