Рецензия на альбом "You're the One"

© hifimusic.ru, 2001. (URL)

13 kB album cover

Две новости: плохая и хорошая. Плохая новость: новый, спустя 10 лет (!) альбом ветерана американского движения рок-протеста является в большей степени роком, чем фолком или попом. Между тем, его создателю стукнуло аж 58 (!!), что простительно только для блюзмена или джазмена. Хорошая новость: создатель вовсе не претендует на широкую аудиторию, он будет доволен и горсткой "пандитов" (знатоков). А чтобы не досаждать тинейджерам (к которым, очевидно, относятся даже 30-летние американцы), Саймон взял за основу прославленную американскую ритмику басового барабана с нанизанными на нее акустическими гитарами, флейтами, перкашеном и даже диковинным педальным органом — как в Домском Соборе.

Есть и новости получше: это отменный фолк-рок многолетней коньячной выдержки — со вплетениями индейской краснокожей тематики, с щепоткой ванильного патриотизма, замешанный на семейной морали и преемственности поколений, со сказками вокруг камина, с утренним верховым выездом по свежей росе, с... Словом, со всем тем, что Саймон воспел в стародавней Америке, которую, как мы помним, он со своей подругой искал повсюду, а та оказалась еще ближе, в пачке сигарет у него в кармане, которая не подвела под моросящим дождем...

Этого видения действительности у Пола не убавилось, напротив — он преодолел все заблуждения недалекого прошлого. Он более не ратует за сохраниние парков ("Graceland", 1986), не ворошит историю открытия континента ("Hearts & Bones" 1983), не мудрствует лукаво ("Rhythm of the Saints", 1990). Он в принципе сделал на новом альбоме то же, что и все монстры рока: обернулся к корням и моментам собственной истины. Он созвал музыкантов (в том числе трех афро-перкуссионистов), с которыми работал в 70-х и делал одно из нашумевших мировых турне. Тех, кого он открыл в Перу (группа Urubamba) и кто хранит секрет приготовления ароматнейшего из фолк-рок-коньяков. Он успокоил электронщиков заявлением, что не будет перекраивать музыкальную конъюнктуру. Это заявление практически по-разному звучит в каждом треке этого альбома.

Саймон возродил собственное умение прятать второй, более весомый подтекст песни, под верхним пластом житейской лирики. Слушатель, врубающийся в начальный английский язык, понимает, что в повествовании "Pigs, Sheep and Wolves" Саймон имеет ввиду не зверушек, а что-то важное, но что? Даже принимая концептуальную альбомную форму зарисовок и скетчей из жизни обывателя, бюргера, буржуя и христианина (да, Саймон согласен на такое обличье!), слушатель поймет: это рок-альбом. Саймон сменил лейблы, но он доказал: the meek will inherit the Earth (учите английский).